Рынок венчурных инвестиций

Источник: Вадим Дьяков, Forbs

Рынок венчурных инвестиций серьезно меняется: если раньше основными инвесторами выступали венчурные фонды и бизнес-ангелы, то сейчас за стартапами все чаще охотятся корпорации, которые надеются укрепить свои позиции среди конкурентов. Вадим Дьяков, директор по инновациям группы АДВ и генеральный директор венчурной студии ADV LaunchPad, рассказывает о новых моделях венчурного инвестирования

Рынок венчурных инвестиций
Рынок венчурных инвестиций

В США корпоративное венчурное инвестирование (CVC) как явление существует уже более ста лет: первым знаковым событием в этом сегменте считаются инвестиции американской химической компании DuPont в автомобильный стартап под названием General Motors в 1914 году. С тех пор рынок прошел уже несколько волн роста, последнюю из которых мы наблюдаем сейчас: согласно данным CB Insights, с 2014 года количество сделок в формате CVC выросло более чем в два раза, а в деньгах сегмент прибавил более чем втрое. Однако, несмотря на текущую популярность CVC в целом и корпоративных акселераторов в частности, с точки зрения интересов самих стартапов, они зарекомендовали себя хуже, чем классические венчурные инструменты: есть исследование, согласно которому участие стартапа в корпоративном акселераторе снижает вероятность его успеха с 11% до 8%. Учитывая, что 90% стартапов проваливаются, это значимая разница.  

Стартап под ключ

Все это постепенно привело к появлению новой модели взаимодействия между стартапом и корпорацией — венчурной студии.

Хотя венчурные студии могут несколько отличаться друг от друга, у них есть две ключевые особенности:

  1. Студии работают со стартапами уже на стадии идеи и проходят с основателем весь путь от подтверждения ценности гипотезы до работающего продукта;
  2. Если задача акселератора — прокачать как можно больше проектов в сжатые сроки в обмен на небольшую долю (в среднем 3-7%), то студии сосредоточены на более длительной и всесторонней поддержке небольшого количества стартапов, но и их доля в проекте будет существенно больше.

Сейчас одной из крупнейших в мире венчурных студий является Rainmaking Venture Studio, часть инкубатора Rainmaking с офисами на четырех континентах. У них есть несколько отличительных особенностей, которые вы не встретите, пожалуй, больше ни у одной компании из этой сферы. Прежде всего, студия не берет деньги за создание стартапа — вместо этого она инвестирует в него собственные средства вместе с корпорацией, выступая в качестве равноправного партнера. Как объясняет глава студии Джордан Шлипф, такой подход обеспечивает более эффективное использование средств, поскольку стороны несут равные риски и понимают, что от их вовлеченности зависит успех всего предприятия.

Вторая особенность основана на том, что успех будущего стартапа будет во многом зависеть от нерыночных преимуществ (доступ к клиентской базе, арендные площади, логистика), которые может дать ему корпорация. Именно поэтому решение о запуске стартапа всегда основано на наличии этих преимуществ и готовности партнера обеспечить к ним доступ.

И последний пункт — управление стартапом и продажа. Rainmaking руководят деятельностью нового предприятия в течение первых четырех-пяти лет, что свойственно также и классическим венчурным фондам. Разница лишь в том, что по истечении этого периода студия «выходит» из стартапа, продавая свою долю самой корпорации и никому больше. Именно к этому моменту бизнес стартапа уже отлажен и готов к масштабированию; при этом доля корпорации в нем может доходить до 90%, что даст ей возможность пожинать плоды быстро растущей выручки. Таким образом венчурная студия проводит проект через самый рисковый этап — от создания до раунда А или В.

Российский опыт

После кризиса 2014 года количество CVC в России начало расти, что во многом было связано с резким снижением числа зарубежных инвесторов, а также уходом с рынка части российских классических венчурных игроков. По данным Российской венчурной компании, в 2018 году в сегменте CVC было совершено 77 сделок, а в 2019 году — уже 133.

Параллельно растет и количество корпоративных акселераторов: в 2019 году их количество увеличилось почти вдвое по сравнению с 2018 годом.

Тем не менее, оснований полагать, что CVC в России окажется успешнее, чем на Западе, пока нет: наш рынок почти на сотню лет моложе, ни одной большой истории успеха в этом сегменте пока не наблюдалось, а в инвестиционных отделах корпораций редко работают люди, обладающие именно венчурным бэкграундом. Тем более рискованным предприятием представляется запуск корпоративного акселератора: без соответствующей экспертизы, трекеров, методологии он, вероятнее всего, обречен на провал.

 

Надо понимать, что под «большими историями успеха» подразумевается ситуация, когда корпорация инвестировала деньги в какой-то внешний проект, который затем «выстрелил». Если говорить о запуске продуктов внутри корпорации, то таких кейсов на рынке уже достаточно много, однако все они относятся к небольшому числу компаний вроде Сбербанка или «Яндекса», в которых культура внутреннего предпринимательства выстраивалась годами. В итоге, за редким исключением, все сводится к тем же проблемам, которые мешают развиваться CVC на западных рынках: низкая вовлеченность топ-менеджмента, забюрократизированность, отсутствие lean-методологии и грамотной работы с мотивацией.

 

И здесь мы вновь возвращаемся к модели венчурной студии. Для российского рынка этот формат действительно новый — на данный момент есть ADV LaunchPad, Digital Horizon, Admitad и еще ряд игроков, в основном появившиеся в последние два-три года. При этом модель, в рамках которой ты играешь вдолгую, развивая стартап с нуля и в итоге получая в нем бóльшую долю, в наших реалиях представляется достаточно хорошей альтернативой акселераторам и венчурным фондам. Ведь они, как уже было сказано выше, инвестируют в большое количество проектов, рассчитывая найти среди них один, который в итоге окупит все инвестиции — а учитывая размер сделок на нашем рынке, такой бизнес кажется куда более рискованным, чем бизнес их западных коллег.

Пока что венчурные студии в России мало работают с корпорациями, однако мы видим большой интерес к этой модели среди корпораций, у которых акселераторы и поиск стартапов не увенчались успехом, и я уверен, что российские студии неизбежно придут к работе в сегменте CVC. А приживется ли у нас больше модель создания стартапа «под заказчика» или же совместное инвестирование — покажет время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *